Главная страница Тексты Фольклор Фольклорные статьи и интервью

Фольклорные статьи и интервью

Свой круг Валерия Порвина

Есть в череде русских характеров такой, на каких Россия держится. Люди с таким характером долго запрягают и долго едут. Едут спокойно, уверенно, осознавая и сам путь, и цель поездки. Валерий Порвин из таких.

Валерий Порвин умеет окружать себя особенными людьми, а сам словно находится в центре огромного, состоящего из многих кругов хоровода. Круги эти ширятся, множатся, растут... Полжизни Порвин поет в легендарном ансамбле «Казачий Кругъ». Двадцать три года из своих пятидесяти является «работником культуры», более 20 лет — заместитель председателя правления Российского фольклорного союза.

Ансамбль «Казачий круг» создан в 1986-1987 годах в Москве. В его репертуаре около 300 песен донского, кубанского, терского, запорожского, уральского, сибирского, волжского казачьих войск России, а также казаков-некрасовцев. Песенный материал собирается в фольклорных экспедициях. Участники ансамбля стараются максимально точно следовать старым традициям казачьего пения, бережно сохраняя распев и диалект оригинала.

«Казачий Кругъ» ставит задачей возрождение характерной для России мужской песенной традиции. В репертуаре — казачий народный эпос, исторические, походные, игровые, плясовые песни, героика, мужская лирика, духовные стихи, народный романс и другие жанры народного творчества казаков.

Круг первый

Песни в семье Валерия звучали постоянно. Сам мальчик пел с детского сада, в музыкальной школе научился играть на баяне, в школе и институте играл и пел в ВИА. В августе 85-го Валерий переехал из родного Иванова в подмосковное Лыткарино. В местном ДК начал заниматься народным пением с распевкой на фортепьяно, с выверенным и утвержденным репертуаром, с руководителем, закончившим институт культуры. Подружился с интересными ребятами. Однажды в руки ему попала пластинка с записями легендарного ансамбля Дмитрия Покровского — первой ласточки в новом, настоящем фольклорном движении, первых исполнителей, рискнувших не «улучшать», не переделывать народные песни, а петь их так, как они были записаны в фольклорных экспедициях, как пели деревенские деды и бабушки. Пластинку ребята заслушали, что называется, до дыр — уж очень сильно отличалось то, что делали «покровцы», от того, чем занимались в лыткаринском ансамбле.

 

Живая традиция

 октябрь 2012 г.

Легендарный фольклорист с почти полувековым стажем экспедиционной работы Андрей Сергеевич Кабанов любит говорить о том, что «традиция способна возродиться из зерна». Когда кажется, что все вокруг выжжено, выхолощено, уничтожено до основания, тогда сила и глубина народной памяти, мудрости, народного опыта позволяют восстановить если не всё, то многое, даже из единственного, чудом сохранившегося где-то в укромном уголке зернышка. Традиция очень живуча. Как наше ДНК, она имеет огромный запас прочности, потому что от того, насколько крепка народная традиция, зависит жизнь, существование самого народа. Это стержень, на который все мы опираемся, даже не зная об этом, не задумываясь, просто неся этот стержень вместе с генетическим кодом.

В начале ноября в Москве будет проходить VII Международный общественно-культурный Форум «Живая традиция». То самое «зернышко», пройдя через засухи и морозы, все-таки выжило, пошло в рост и сейчас росток уже набирает силу, крепнет год от года. Форум, организованный Российским фольклорным союзом и Культурно-просветительской инициативой «Походъ», - тому живое свидетельство.

Каждый год на это самое масштабное для фольклорной общественности нашей страны событие съезжаются лучшие фольклорно-этнографические коллективы из многих регионов России и ближнего Зарубежья. Не те ансамбли, что выступают в одинаковых сарафанах и кокошниках под фонограммы на официальных концертах, а настоящие народные исполнители из глубинки и горожане, которые серьезно учатся у этих исполнителей, перенимают традицию из уст в уста, изучают архивные записи, сами стараются жить «в традиции», насколько это возможно в условиях города, всей своей жизнью утверждая идею жизнеспособности и актуальности традиционной культуры в наши дни. В рамках Форума проходят пресс-конференции и круглые столы, научные конференции и творческие лаборатории, мастер-классы и молодежные вечерки. И, разумеется, концерты.

 

"Мудрость культуры не в городах" (беседа с Андреем Сергевичем Кабановым)

 

Кабанов Андрей СергеевичЭто Андрей Сергеевич Кабанов. Человек, которого я очень люблю и знакомством с которым горжусь. Уверена, что по-настоящему все, что он уже сделал и продолжает делать для русской культуры оценят еще через много лет. Более 40 лет человек собирает песни. На его уникальных катушечных экспедиционных записях начала 60-х сегодня основан репертуар большего количества фольклорных, уж, во всяком случае, казачьих ансамблей страны. Более 20000 песен записал. И учит людей. И расшифровывает. И анализирует. Умный, с замечательным чувством юмора, своеобразный... Он и профессионалов учит, и индивидуально преподает, и таких лохов, как мы, тоже приобщает. По средам он ведет у нас занятия в Башне, ставит на нас эксперименты всякие. Мы у него уже не первая "кабановка" - таких групп непрофессионалов было за годы много. Отличия нашей в том, что "Рождественка" сама его пригласила, уже как сложившийся "коллектив". И фольклор для нас - не основное, а как бы "попутное" хобби. Наряду с походами, реставрацией и т.д. Было. А теперь уже становится одним из основных направлений. И именно благодаря Андрею Сергеевичу. У которого, конечно, как у всякого творческого человека "прибабахов" хватает, но с которым не скучно никогда.
Этим летом на очередном Камышинском фестивале я поговорила с Андреем Сергеевичем на тему, которую считаю очень ценной именно с "исторической" точки зрения: попросила рассказать о народных исполнителях, которых он записывал в шестидесятых. Их уже сейчас, конечно, никого нет в живых - тогда, полвека назад, им было хорошо за семьдесят. А люди все легендарные.
Тема АС заинтересовала и он действительно рассказал много интересного. Но до того, как перешел к "персоналиям", вспомнил себя молодого, и, как водится, "немного" поразмышлял на близкие темы.
Небольшой фрагмент чуть обработанной расшифровки нашей беседы имею смелость опубликовать.

В свое время, когда мы записывали стариков, народных исполнителей, мы их, по сути, и за людей-то не считали. Нет, конечно, мы их боготворили, но именно как носителей традиции, а не как личности. Тогда мы личность в них не видели и не могли видеть. Если после записи у деда останавливаешься, он может рассказать, например, вечером про войну... Сам рассказ интересовал больше, чем рассказчик. Все равно делать нечего – можно и байки послушать... Но, в первую очередь, нас интересовали «мотивчики», количество песен, которые нигде не записаны. Мы за материалом приезжали, а не за людьми. Только сейчас становится понятно, что эти люди – квинтэссенция нашей национальной культуры. Мы снимали сливки. Сливки мудрости этой деревни, как раз, заключены в знаниях ее жителей, которые знают по 150 – по 200 песен. И не только знают, но и несут через эти песни мудрость тех, кто был раньше.
Я не мог воспринимать их как личности, потому что мы были с ними разного возраста. Я молод, а они – ну, чего они? – старики! Не сегодня-завтра умрут. Я приезжаю на один день. Нет, конечно, я относился к ним с уважением – никакого пренебрежения я и внутри себе не позволял. Но все равно потом это сказывалось. Например, они после экспедиции пишут мне письмо, а я на него не отвечаю...
У нас многие – Вера Медведева, другие собиратели – переписываются с исполнителями, встречаются второй раз. Потрясающе хорошо работает в этом смысле Лена Миненок. Она сначала организует «разведочную» поездку. Потом едет на повторную, через год. Платит дедам за постой, подарки всякие дарит... И только потом они вдруг раскрываются. Она нашла коллектив в Филоновской! Исполнитель, которого Лена там нашла, умер буквально через полгода после того, как она оттуда уехала. А Яков Иванов был, что называется, под боком и не знал о существовании целого коллектива в Филоновской, хотя к нему на репетиции ходил один мужчина оттуда. Мы же в Москве тоже часто не знаем, кто у нас под боком живет. Не ценим, что рядом...

 

Хоровод против караоке (беседа с Андреем Сергевичем Кабановым)

2005 г. 

Вчера мне пели "Чарочку" и "У нашем саду...". Ни с какими "хепибездями" и рядом не стояло. Потрясающее ощущение! Стоишь в кругу, и круг тебе кланяется: "То не лес, не трава расстилается, наши буйные головки преклоняются... ...За ее дела прокричим "ура!"..." Ком в горле. Спасибо, "Рождественка"!

О фольклорном пении, о звуке, о удивительной энергетике хоровода рассказывал мне наш преподаватель, музыковед, фольклорист, Андрей Сергеевич Кабанов

...Ни в школе, ни в институте нам не говорят простых вещей: есть разные миры. Мир словесности, мир цифры, мир естественно-научный - с ними школьник сталкивается ежедневно, в системе общего образования. Есть культура слова, культура математики, физическая культура, но ни слова не говорится о том, что существует целый МИР ЗВУКА. Мир, равновеликий всем другим мирам. Слово, которое сегодня все заполонило, возникло позже.

 

"Ой, Маслена-мати, пусти погуляти!"

 2012 г.

А МЫ МАСЛЕНИЦУ ДОЖИДАЛИ...

Пожалуй, нет в нашем календаре другого такого праздника. Особняком он стоит в череде «красных» дней года.

Праздник Весеннего Равноденствия отмечают многие народы – и скандинавы, и балты, и славяне. Есть аналоги Масленицы в Германии – фастнахт с фирменными пирогами фаснетхули и глинтвейном. Есть похожие торжества в Англии, Канаде, Ирландии, Новой Зеландии. В некоторых штатах США аналог Масленицы зовут Жирным Вторником (Fat Tuesday). А во франкоязычных странах называет Марди Гра. Даже ежегодный Карнавал в Рио-де-Жанейро имеет те же корни! И все же мало в мире найдется стран, народов, которые могут похвастаться таким древним, таким колоритным и таким органичным для национального характера праздником, как наша Масленка.

Что такое была для наших предков Масленица? Конец времени. Это теперь, в XXI веке время у нас линейное, стремительное, прямое: «Время - вперед!». В крайнем случае, мы признаемся, что время наше движется «по спирали». А у наших пращуров время двигалось строго по кругу. Год прошел – время закончилось. И начнется ли всё заново, встанет ли опять завтра солнышко, все ли будут завтра живы, будет ли снова тепло, светло и сыто – большой вопрос. Так и жили от Нового года до Нового года.